Нестабильность поясничного отдела позвоночника с позиции метода Фельденкрайза

Если исходить из точки зрения Фельденкрайз-практика, в нашей работе не нужно ставить диагноз «нестабильность поясничного отдела позвоночника».

Например, на демонстрации в группе обучающихся по методу Фельденкрайза я работал с человеком, который сказал: «Вы будете работать со сколиозом в 60 градусов». Я посмотрел на него и сказал, что я не собираюсь работать с его сколиозом, но будут работать с ним самим. После урока я попросил его перефразировать своё первоначальное утверждение. На этот раз он сказал: «Я пришёл к вам на приём, потому что хотел бы двигаться с бОльшим комфортом». И мы оба сошлись на том, что это возможно.

Хоть иногда людям приходится жить, преодолевая большие трудности, я не занимаюсь напрямую лечением этих трудностей. Я не могу изменить такие нарушения, как рассеянный склероз или тяжёлая миастения. Я не могу изменить тот факт, что у человека удалена простата и он страдает от недержания и импотенции. Я не смог бы добиться успеха в лечении костей, смещающихся из суставов из-за слабости связок, что может быть вызвано наследственностью, аварией или неправильным движением. Всё, что я могу сделать, чтобы помочь людям, — это работать с качеством их действий в конкретных условиях их жизни. А для этого не нужны такие ярлыки, как «нестабильность поясничного отдела позвоночника». Метод Фельденкрайза может принести пользу любому, кто заинтересован в том, чтобы в его жизнь был привнесён комфорт и элегантность.
Как Фельденкрайз-практики мы работаем с клиентами (в нашем случае — с учениками), чтобы усовершенствовать и сделать полным их функционирование. У каждого человека есть только один мозг, одна нервная система, один набор мышц и один скелет, поэтому более совершенное владение собой синергетически вовлекает всего человека в сознательную деятельность. Мы высоко ценим поразительную способность нервной системы человека обучаться на опыте. Лечение отдельных сегментов, сосредоточенное на определенном диагностируемом заболевании, с применением упражнений, которые не задействуют весь организм, часто приводит к неправильному использованию себя тем или иным способом. Например, укрепление одной области тела может привести к неэффективной работе другой вместо интегрированного и эффективного функционирования всего тела.
Основная идея Фельденкрайз-практика состоит в том, чтобы помогать людям становиться самодостаточными в изменяющемся мире. Мы не лечим болезни и проблемы. Ученики, постигающие метод Фельденкрайза, стремятся научиться учиться, так что они могут вносить необходимые коррективы в свое поведение, чтобы соответствовать постоянно меняющимся условиям, в которых они живут. Как сказал Моше Фельденкрайз: «Если вы будете продолжать лечить проблему, у вас останется проблема на всю жизнь». Мы работаем с людьми для того, чтобы они могли привнести в свою жизнь эстетику и комфорт, приемлемые для них.

Базовые принципы

Чтобы понять, как Фельденкрайз-практик может работать с человеком, у которого есть нестабильность поясничного отдела, важно понимать некоторые базовые положения и принципы этого метода. Перед тем как описывать клинические случаи, позвольте мне объяснить некоторые фундаментальные идеи, которые лежат в основе моего взаимодействия с учениками.

Невесомость под действием гравитации

Одной из основ метода Фельденкрайза является наше понимание важности скелета в формировании поведения человека. Мы считаем, что, кроме функций поддержки, защиты и кроветворения, хорошо организованный скелет выполняет еще одну, более элегантную функцию: он создает ощущение невесомости в поле гравитации. Хорошо организованному человеку нужно минимальное мышечное усилие, чтобы стоять прямо. Тогда все остальные мускулы могут быть использованы для выполнения работы, перемещения в пространстве и обеспечения всё большей степени комфорта и удовольствия. Чтобы поддерживать равновесие при минимальном объёме мышечной работы при сохранении оптимального потенциала движения, требуется необыкновенный синтез сенсорной информации, поступающей от глаз, органов равновесия и проприоцептивных нервных рецепторов в суставах и мышцах.
Механическая роль скелета состоит в том, чтобы нести вес. При эффективной организации силы направлены вдоль костей, а не поперёк их. Латеральные силы требуют дополнительного мышечного сокращения, чтобы поддерживать действие. При хорошо организованном действии работа распределена равномерно и пропорционально, так что ни одна часть тела не работает больше, чем любая другая; большие мышцы выполняют самую тяжёлую работу, а маленькие придают движениям точность.

Свобода движения

Еще одним краеугольным камнем метода является упор на свободу движения, присущую прямой осанке. Преимущество хорошей осанки — это больше, чем просто ощущение невесомости и поддержки. Для Фельденкрайз-практика хорошая осанка означает, что человек организован так, чтобы двигаться в любом из шести основных направлений (вверх, вниз, вперёд, назад, влево и вправо) без колебания и без дополнительной подготовки из любого положения (стоя, сидя, лёжа, стоя на коленях и т. д.). Таким образом, хорошо организованные люди обладают достаточными навыками и осознанностью, чтобы повысить вероятность своего выживания и успешного функционирования в процессе взаимодействия с постоянно изменяющимся миром. Другими словами, они будут заниматься для себя, поддерживать себя и знать, как избежать ошибок в своих действиях.
Прямостоячий скелет человека способствовал нашему выживанию. Наши телецепторы находятся на самой высокой из всех возможных позиций — на голове. Поэтому идеально организованное движение должно быть таким, чтобы в любое время обеспечивать свободное положение головы, с той целью чтобы телецепторы могли реагировать на изменения в окружающей среде. Вообще для обеспечения лёгкости движения и выживания человек так организован для стояния, что центр массы его тела находится в самой высокой точке, а момент инерции — в самой низкой. Следовательно, стоячая поза неустойчива, что обеспечивает возможность легкого движения во всех направлениях. А низкий момент инерции облегчает вращение. Таким образом, на корриде у матадора при высоком положении центра массы и низком моменте инерции присутствует необычайная свобода для движения во всех направлениях. А у быка, наоборот, — низкий центр массы, он движется вперёд с большой силой и скоростью, но его высокий момент инерции затрудняет поворот, что даёт преимущество матадору. Похожая динамика наблюдается в боевых искусствах, танце и в некоторых эстетически красивых олимпийских видах спорта.

Ответственность за себя

В методе Фельденкрайза основополагающим является представление о том, что «хорошая» осанка уникальна для каждого человека. Её может обнаружить только сам человек в процессе собственного исследования в жизни и в движении. Поэтому ученики, изучающие метод, берут на себя ответственность за своё научение, развитие и оттачивание своих навыков. Другими словами, не существует «правильной» осанки, к которой должны стремиться люди. Не существует единственно правильного образа. Никакая внешняя сила или воздействие не может определить, как должен выглядеть другой человек.
Фельденкрайз-практик работает со своими учениками, создавая такую среду, в которой они смогут научиться совершенствовать организацию своей прямой осанки с учётом своих индивидуальных обстоятельств. Например, наиболее эффективная осанка для людей с сильным сколиозом, болезнью Паркинсона или нейропатией нижних конечностей будет различной, и уж точно не будет похожа на осанку балерины. Функционально вертикальная осанка создаёт ощущение изящества и удобства с учётом уникальных особенностей каждого человека.

Научение в действии

Основой метода Фельденкрайза является научение. По его определению, научение — это формирование нового поведения; либо улучшается старый способ действия, либо формируется совершенно новое поведение. В любом случае, обучение происходит только тогда, когда ученики могут находить новые, более полезные способы действия, в замену старым.
Чтобы происходило научение, ученики должны быть вовлечены в среду, которая поддерживает это научение. Когда мы говорим о том, что Фельденкрайз-практики являются учителями, то имеем в виду, что важной характеристикой такой среды является то, что в ней не происходит преподавания как такового, здесь существует только научение — как ученика, так и самого учителя. Однажды, описывая замечательный случай исцеления своего ученика от тяжёлого нервного расстройства, нарушавшего работу мышц рук, сам Фельденкрайз задался вопросом о том, что же произошло. Он сделал следующее наблюдение: «Как я “вылечил” этого человека? Я не знаю. Я могу только сказать, что мы работали вместе с этим человеком таким образом, что оба согласились: это был лучший способ действия». Ясно одно: чтобы достичь такого результата, оба участника этого взаимодействия должны были уметь слушать друг друга и учиться друг у друга.

Сознавание процесса

Чтобы происходило научение, люди также должны уметь дифференцировать свои действия (находить в них различия). Перед тем как приобрести способность эффективно изменять или улучшать эти действия, они должны уметь определять способ своего движения, т. е. различать, какие компоненты нейромускульной системы их сомы задействованы в этом (и в какой последовательности происходит монтаж движений), и оценивать качество своего движения. К сожалению, у большинства людей нет ясной картины того, как части их тела работают вместе. Например, очень немногие люди выработали чёткое ощущение того, где находятся их тазобедренные суставы и как двигать свой таз относительно ног при переходе в сидячее положение. Вместо этого люди часто думают, что их тазобедренные суставы находятся у них в области талии, и поэтому они сгибаются или разгибаются за счёт позвоночника. На уроке по методу Фельденкрайза, разработанном для изучения перехода из положения сидя в положение лежа или из положения сидя в положение стоя, ученики имеют возможность исследовать, открывать и улучшать движение своего таза при выполнении этой задачи. («Дифференциация» — это термин, который часто используется Фельденкрайз-практиками. Он означает процесс, при помощи которого люди совершенствуют внутренний образ себя и таким образом обнаруживают то, как части их тела работают вместе и как они затем могут их задействовать для разных видов деятельности.)

Распознавание различий

Чтобы ясно и чётко отмечать различия в использовании себя, сначала надо научиться распознавать различия в ощущениях. Без этого умения ученики не смогут менять свои действия или даже просто понять, какое действие совершается легче.
На уроке по методу Фельденкрайза движения исследуются в позициях сидя, лёжа на полу или на столе. Это делается для того, чтобы помочь ученикам понять, как они начинают движения и сколько усилий прикладывают, чтобы завершить их. Таким образом снижается степень привычного использования антигравитационных мышц, чтобы ученики могли медленно учиться отличать движение с усилием от эффективного движения. Например, ученикам, которые прикладывают излишние мышечные усилия, чтобы перейти из положения лёжа в положение сидя, будет трудно ощутить то, как они инициируют это движение. Начинают ли они с того, что перекатывают свой таз, или сначала двигают глазами в нужном направлении? Вовлекают ли они в это действие больше частей своего тела, чем это необходимо для его выполнения? Какие последовательности движений они осуществляют, чтобы совершить это действие?
Прикосновение преподавателя метода Фельденкрайза направлено на то, чтобы дать возможность ученикам ощутить более лёгкие способы движения вне зависимости от того, какую функцию они изучают. При правильном исследовании ученик может очень быстро научиться устранять ненужные мышечные усилия.

Функция в сравнении с действием

В контексте философии Фельденкрайза «функция» не равна «действию», потому что многие разные действия могут осуществлять одну и ту же заданную функцию. Например, одна из задач баскетболиста состоит в том, чтобы забросить мяч в корзину. Когда мы видим поразительную точность многих ведущих игроков современности, мы поражаемся разнообразию действий, которые они используют для выполнения этой функции. Конечно, мозг человека способен образовывать невероятное количество связей и ассоциаций, необходимых для выполнения сознательных действий в жизни. Это исследование функции, в сочетании с научением разным способам действия для осуществления этих функций, можно сказать, является «скелетом» уроков метода Фельденкрайза. Как говорил Моше: «Когда у вас есть только один способ действовать, это принуждение; два способа действия — это весьма примитивный выбор. И лишь когда у человека есть, по крайней мере, три способа осуществления определённой функции, у него есть настоящий выбор».

Обучение в сравнении с терапией

Большинство людей, которые поверхностно знакомы с методом Фельденкрайза, думают о нём как о «двигательной практике» и считают его «альтернативной терапией». Это подтверждается историей, услышанной мною от женщины, которая проходит профессиональный тренинг по методу Фельденкрайза: она работала пожарной и получила серьёзную травму поясницы, которая привела к нестабильности поясничного отдела позвоночника. Хирургическое вмешательство было признано необходимым, но первая попытка соединить позвонки L5-S1 не удалась. Она записалась на тренинг, однако ей потребовалась вторая операция, которая прошла довольно успешно. На следующий день после операции физиотерапевт в больнице помогал ей встать с кровати. Используя навыки, полученные при обучении, она легко перекатилась в сидячее положение, затем встала на ноги и быстро адаптировалась к ходьбе.
Когда физиотерапевт заметил, что она очень хорошо двигается, она сказала ему, что проходила обучение по методу Фельденкрайза. На что терапевт ответил: «Ну, знаете, дорогая, это альтернативная методика, а вам нужно следовать указаниям своего доктора».
Фактически метод Фельденкрайза является не альтернативной медицинской помощью, а, скорее, интенсивным образовательным процессом, и большинство Фельденкрайз-практиков считают себя учителями, а не специалистами в области медицины. Вообще говоря, мы не работаем с отдельными проблемами. Мы не фокусируемся на боли или освобождении от неё. Мы не проводим диагностику. И не интересуемся медицинской природой проблемы. Этим занимаются специалисты-медики.
Наша область, скорее, находится в сфере педагогики, а наша цель состоит в том, чтобы создать необходимую среду, в которой ученики могут научиться обращать внимание на то, как они действуют привычным образом, и, в свою очередь, открывают для себя более искусные способы действия, чтобы облегчить себе жизнь.

Истории клиентов

Итак, как всё это относится к нестабильности поясничного отдела позвоночника? На всех людей воздействует гравитация, биологическая среда, в которой они выросли, генетическое наследие и опыт их жизни. Нестабильность поясничного отдела, конечно, является одним из заболеваний, которое люди могут приобрести. Оно было хорошо описано в терапевтических и медицинских сообществах. Однако, с точки зрения Фельденкрайза, когда вас определяют как человека, который живёт с болезнью, это означает, что теряется из виду ваша цель — улучшение функционирования как человека. Люди, у которых есть нестабильность поясничного отдела, и которые относят себя к таковым, будут склонны идентифицировать себя с этим ярлыком, который будет определять формирование их личности. И вдобавок специалист, согласившийся с таким ярлыком, будет работать с «проблемой» человека и пытаться её исправить.
В любом случае, независимо от мотива ученик или учитель не могут ответить на самый простой вопрос: чему может научиться человек с болью в пояснице, чтобы функционировать с большей степенью ловкости и лёгкости?

Открытие выбора

Я работал с одним человеком из Австралии, у которого диагностировали нестабильность поясничного отдела позвоночника и которого отправил ко мне физиотерапевт. Этот человек в молодости получил перелом поясницы. После первоначального лечения у него никогда не было никакой боли и его заболевание не диагностировалось в течение 40 лет. Он жил полной жизнью, пока не умерла его жена. Вскоре после этого сокрушительного удара он начал ощущать сильную боль в спине, которая отдавалась в правой ноге. На наших совместных уроках он начал понимать, какие варианты выбора у него есть. Он мог стоять, будто сломленный тяжестью от потери жены, и тогда весь вес его туловища при движении буквально падал на его таз; или же он мог буквально поддерживать себя, отличая свое текущее состояние после утраты. Внимательно наблюдая за своими действиями, он научился переходить без боли от одного положения к другому, от одного направления к другому.

Возвращение к равновесию

Другая короткая история произошла с человеком, с которым я работал в Европе. Он был артистом балета во Франции и танцевал много лет, преодолевая боль в пояснице. У него диагностировали нестабильность поясничного отдела позвоночника и лёгкий сколиоз. В дополнение к занятиям танцем ему показали ряд упражнений на стабилизацию поясничного отдела, которые он старательно выполнял.
В начале урока я спросил его, что именно он хотел бы улучшить. Он ответил, что хотел бы уметь делать «ласточку» одинаково хорошо на обе стороны. (Он не мог удерживать это положение на правой ноге по причине боли в ней и в правом бедре, из-за чего адаптировал к этому свою технику танца. Однако он мог хорошо удерживать равновесие на левой ноге, легко прыгать и приземляться на левую стопу и переходить в нужное положение.)
Я попросил его встать на пол на обе ноги и повертеть головой из стороны в сторону. Было заметно, что ему легче поворачивать голову влево. Затем я попросил его встать на левую ногу и отвести правую назад, так чтобы кончики пальцев касались пола сзади для создания минимальной опоры.
Я снова попросил его повертеть головой вправо и влево. Он выполнил это движение очень плавно и затем продемонстрировал способность поворачивать голову и смотреть во всех четырёх направлениях. Он мог смотреть вверх и вниз и даже поворачивать голову в одном направлении, а глаза — в противоположном, не теряя равновесия и качества своего движения. С моей точки зрения, он мог легко взаимодействовать с окружением. Его органы чувств были в полном порядке. Его проприоцепция была очень тонкой, и мне было очень приятно наблюдать за лёгкостью его движений. (Если вы встанете на одну ногу и попробуете совершить те движения, которые я описал, вам будет трудно выполнить их грациозно.)
Но когда я попросил его встать на правую ногу, всё изменилось. Во-первых, ему понадобилось время, чтобы обрести равновесие при стоянии. Когда я попросил его повертеть головой в стороны, его движения были неровными, а диапазон движения был намного меньшим. Несколько раз он терял равновесие. Когда он двигал глазами в противоположном движению головы направлении, он двигался слишком быстро и терял координацию. С моей точки зрения, он плохо реагировал на своё окружение, когда стоял на правой ноге. Его чувство равновесия и глаза были плохо скоординированы, и, несмотря на долгие годы занятий по технике танца, он не мог улучшить последовательность своих движений на правой стороне.
С позиции метода Фельденкрайза, моя работа с ним была очень проста. Поскольку процесс овладения балетным искусством сопряжён со строгостью, он преодолевал свои трудности с большим усилием и силой воли. Поэтому он не мог обнаружить и почувствовать, что ему мешает поддерживать равновесие.
Мы начали совместную работу с положения, когда он стоял на расстоянии вытянутой руки от стены. Я поставил его правую стопу поперёк прочного картонного валика диаметром 10 см. Затем я начал катать его стопу от пальцев к пятке по разным траекториям, латерально и медиально. Это нужно было для того, чтобы придать бóльшую осознанность ощущениям, которые приходили от соприкосновения с неустойчивой поверхностью под его стопой. После этого я расположил валик параллельно стопе и начал катать его от вращения вовнутрь (инверсии) к вращению наружу (эверсии), медленно сужая диапазон движения, пока стопа не встала на ролик устойчиво. Опираясь руками о стену (чтобы минимизировать работу по балансированию), он научился по-новому стоять на своей стопе. Затем я попросил его встать (оставаясь стоять стопой на валике) и оторвать левую стопу от пола. Поскольку валик был неустойчивым, он двигался медленно, пока не научился подниматься уверенно и без нарушений равновесия.
В этот момент танцор стоял правой стопой на валике, его левая стопа была в воздухе, а руками он опирался о стену. Я очень медленно помог ему уменьшить контакт со стеной, пока он не стал прикасаться к стене только кончиком одного пальца на каждой руке. Несмотря на минимальную опору, он мог сохранять устойчивое удобное положение и его дыхание было медленным и ритмичным. Затем я попросил его попробовать двигать головой вправо и влево. (При таком движении глаза могут пассивно следовать за ним или активно вести это движение.) Мы проработали оба этих варианта, пока он не научился координировать движение головы с глазами при сохранении качества дыхания. При улучшении координации головы, глаз и тела его голеностопный сустав и стопа становились всё более устойчивыми на валике и постепенно он научился свободно поворачивать голову в более широком диапазоне движения.
После небольшого отдыха он немного походил, чтобы прочувствовать изменения в опоре на правую ногу, и я попросил его провести более сложную дифференциацию между движениями головы, глаз и дыхания. Например, я попросил его поворачивать голову вправо и влево. Затем я попросил его в том же темпе двигать головой вверх и вниз. Теперь он двигал головой одновременно вправо-влево и вверх-вниз. К этому мы добавили различные комбинации движений глаз и добились, чтобы они выполнялись плавно. Кроме этого, я попросил его продолжать двигать головой и глазами, одновременно перенося опору о стену с одного пальца на другой.
К концу сессии он мог свободно двигать головой, стоя стопой на валике. Диапазон движения его головы значительно увеличился. И к его изумлению, у него появилась возможность вращения в правом тазобедренном суставе. Когда артист балета сошёл с валика на пол, он сразу смог встать в позицию ласточки и без проблем её удерживать при свободном движении головы.
Он также чувствовал прочную линию опоры, проходящую через кости ноги и таз, а также через позвоночник до головы. Кроме того, поскольку его научение было таким полным и детальным, он смог и после урока сохранить это новое ощущение свободы и опоры.
Когда я встретил его через два года, он сказал, что почувствовал возможность работать самостоятельно, чтобы поддерживать внутреннее ощущение опоры, которое он обрёл в тот день.

Исследование научения

Чтобы проиллюстрировать, как ещё Фельденкрайз-практик может работать с такими заболеваниями, как нестабильность поясничного отдела, я расскажу о случае с 23-летней женщиной из Новой Зеландии, которую в 18 лет ударил оборвавшийся провод линии высоковольтной передачи. Этот удар пришелся на её поясничный отдел позвоночника в направлении под 90 градусов назад. Лечение включало обширную хирургическую операцию по стабилизации позвоночника и традиционные упражнения на укрепление поясницы, а также занятия в плавательном бассейне на протяжении пяти лет.
На эту несчастную женщину было больно смотреть. Долгие годы агонии сделали её лицо серым и состарили раньше времени. Мне было очевидно, что не только травма причиняла ей страдания, но и реальная необходимость защищать себя от трагических воспоминаний. Её защитный паттерн фактически представлял такую же сильную угрозу для существования, как и сама травма, рана от которой постепенно заживала.
Её направил ко мне друг, и она не имела никакого представления о том, как я буду с ней работать. Я предложил ей сесть на мой рабочий стол (стол для работы по методу Фельденкрайза низкий и широкий, высотой с кофейный столик). Она очень не хотела садиться на стол, потому что терапевтическое лечение, которому она подвергалась ранее, по большей части сопровождалось болью. Я объяснил, что собираюсь работать с ней мягко, чтобы помочь ей обнаружить те движения, которые она могла совершать, но не знала об этом. Я также сказал ей, что мы будем исследовать её дыхание, чтобы найти возможность сделать его более лёгким.
Получив её согласие, я предложил ей лечь на бок. Она решила лечь на правый бок, выпрямив ноги. Я подложил ей под голову ортопедическую подушку, чтобы её шейные позвонки находились на одной линии с остальным позвоночником. Я попросил её ненадолго сфокусировать внимание на дыхании и проследить, как происходит вдох и выдох. Затем я предложил ей согнуть колени примерно под углом 45 градусов, чтобы почувствовать, замечает ли она изменения в своём дыхании. Она сообщила, что при согнутых коленях её дыхание стало немного более глубоким и легким. Согнутые колени давали ей дополнительную устойчивость, позволяя прекратить использование антигравитационной мускулатуры для поддержания опоры и равновесия. Теперь она могла использовать её для дыхания.
Заметив это изменение, я начал очень легко помогать движению её ребер в такт дыханию. Мои руки выполняли ту работу, которую обычно выполняли её мышцы. Вскоре я смог почувствовать, как её тело смягчилось под моими руками, а дыхание стало более глубоким. Она могла почувствовать мою поддержку, и это облегчило снижение тонуса её мускулатуры. Я продолжал мягко её поддерживать. Я снял вес с каждого позвонка и поднял её лопатки, чтобы ей не приходилось удерживать их, противодействуя гравитации. Постепенно я начал перекатывать её вперёд и назад и обнаружил, что ее таз, рёбра, плечи и голова были зажаты — все они перекатывались как одно целое. Возможно, она боялась того, что будет происходить на уроке, а возможно, поддерживала свой паттерн защиты от боли.
Тогда я поработал с её лопатками, и мы исследовали их основные движения, дифференцируя плечи и рёбра. Я начал медленно двигать её таз и рёбра и предложил ей совершать противоположные движения плечом, что она смогла выполнить. Затем я начал перекатывать её голову вместе с тазом и рёбрами. И наконец, через длительное время, она почувствовала, что также может совершать движения головой в направлении, противоположном движению всего тела. Она стала обнаруживать, какие движения ей были доступны и могли совершаться без боли. Мы вместе работали и узнавали, что было возможным для неё (она молча слушала предложения, исходившие от моих прикосновений, я молча слушал ответы, заключавшиеся в её движениях). Мы учились друг у друга. И я мог тонко подстроить свои прикосновения к её потребностям, а она могла аналогично подстроить свои ответные действия согласно своему комфорту.
Мы работали таким образом примерно в течение часа. Я ощущал глубокое сочувствие и заботу по отношению к этой тяжело травмированной женщине. Наконец она смогла обнаружить некоторую мягкость и свободу в движении. Теперь она могла свободно двигать плечами, рёбрами по дуге и тазом в главных плоскостях относительно рёбер. Она также хорошо могла перекатывать голову в сочетании с этими движениями или в противоположную им сторону.
Очень аккуратно я наконец помог ей сесть, чтобы у неё не возникло никакого страха падения и чтобы избежать активизации старых паттернов, связанных с большими усилиями при подъёме. Её глаза наполнились слезами. Впервые она работала с кем-то и не ощущала боли. В тот момент ей было комфортно и её глаза и лицо стали выглядеть моложе — она посвежела, как будто только что пробудилась после короткого сна. Сильные мышечные сокращения, которые она использовала для защиты, ослабли, и её мускулатура могла более свободно выполнять свою естественную работу по поддержанию тела и осуществлению движения. Она сидела прямо и свободно, ощущала лёгкость и могла ходить более грациозно, лучше сохраняя равновесие.
Я думаю, что одна эта сессия помогла ей почувствовать собственный потенциал и показала, как она могла дальше работать над собой.
Конечно, не все сессии бывают такими же успешными. Мы с коллегами заметили, что многие люди с диагнозом «нестабильность поясничного отдела» часто слишком рано начинают нагружать поясницу, т. е. до того как уровень выработанных навыков будет достаточным для поддержания тех же ощущений, которые у них возникали на уроках. Короче говоря, они хватаются за своё новое ощущение комфорта и свободы и перегружают себя.
Будучи учеником на занятиях по методу Фельденкрайза, часто требуется глубокое понимание того, как мы идентифицируем себя со своей деятельностью — на работе и в повседневных действиях. Ученикам нужно научиться тому, как принимать здоровые решения касательно того, какая деятельность наиболее всего подходит для них. Им нужно определить, какие виды действий могут навредить, а какие являются безопасными. Другими словами, им нужно научиться по-настоящему заботиться о себе.

Резюме

Моё горячее желание состоит в том, чтобы внести некоторую ясность в понимание модели обучения и философии метода Фельденкрайза. Моше Фельденкрайз начал записывать свои функциональные исследования в Израиле в начале 1950-х гг. Позднее он назвал эти исследования уроками сознавания через движение. Из более чем 600 уроков, которые он разработал с начала 1950-х гг., более двух третей были переведены на английский язык. Сейчас эти уроки преподаются сертифицированными Фельденкрайз-практиками.
С 1968 по 1982 гг. Фельденкрайз лично обучил три группы специалистов. Он также провёл много курсов и семинаров для широкой публики и специалистов в Израиле, Европе и США. Существуют буквально тысячи вариантов уроков, которые он проводил.
В последние годы много физиотерапевтов и эрготерапевтов прошли программы обучения методу Фельденкрайза с целью расширить своё личное и профессиональное понимание потенциала и функционирования человека. Они внесли огромный вклад в развитие метода Фельденкрайза, и эта программа обучения продолжает привлекать большое количество профессионалов. Рост популярности метода также поддерживается благодаря тому, что учителя и ученики учатся друг у друга. Я обучил многих профессионалов, которые интуитивно почувствовали, что им нужно дополнительное обучение, чтобы помогать своим пациентам становиться в большей степени самодостаточными.
Без сомнения, многие терапевтические специальности в последние годы рассматривали всеобъемлющее использование человеком себя, полное функционирование всего организма. В лечебных планах всё чаще требуются функциональные результаты. Возможно, ориентированный на обучение подход метода Фельденкрайза может послужить полезным и отличным от других дополнением к различным видам терапии. Не нужно видеть конфликта между нашими подходами, когда мы стремимся к повышению уровня благополучия для всех.
Я хорошо помню, как однажды после обеда моя жена, которая является физиотерапевтом и Фельденкрайз-практиком, пришла домой с семинара, посвященного нестабильности поясничного отдела и упражнениям на стабилизацию. Она заметила значительное изменение в своём восприятии упражнений на стабилизацию поясничного отдела после прохождения обучения по методу Фельденкрайза. Она стала более чувствительной к тонусу мышц живота и спины, а также к различиям ощущений в своих бёдрах и тазу. Она могла ощутить воздействие на свою шею и рёбра так же хорошо, как и тенденцию задерживать дыхание и использовать чрезмерные усилия при выполнении упражнений. Заметив это у себя, она научилась лучше видеть, как её пациенты работали против самих себя. Она приобрела бóльшую способность направлять их, более чётко и эффективно. Она почувствовала, что теперь лучше понимает, когда и какие упражнения следует давать своим пациентам. Я убеждён, что работа по методу Фельденкрайза — это полезная и хорошая работа; она даёт возможность увидеть бóльший потенциал для каждого из нас.
Особая благодарность за помощь в редактировании врачу Джону Честеру, эрготерапевту Джону Владимирофф, Фельденкрайз-практикам Барб Фрай, Энни Тои, Крису Робертсу, Шону Бэгли, Мэй Нассер, Дэвиду Кэтцу и моей жене физиотерапевту и ортопеду Мэри Шорт.
Джефф Халлер

Источник: Jeff Haller, Lumbar Instability from a Feldenkrais Point of View

Перевод: Екатерина Дружинина, Алена Беспаленко

источник

Facebook Comments